Миллионы лет рыбы, склонные собираться в косяк рыб, могли не опасаться людей. Но вот человек догадался выставить на пути косяка одно из первых коварных своих изобретений — сеть.

Сначала изделия из прутьев, волос, пеньки и в конце концов — синтетику. В помощь капрону брошены авиаразведка и гидроакустика. В тысячах микрофонов звучит на всех языках мира: «Где косяк рыб?» — «Есть косяк рыб!»

Жизнь в косяке рыб, казалось бы, стала просто невыносимой.

Но ни сардины, ни сельдь, ни кильки и никакие другие рыбы не могут изменить древнему образу жизни как косяк рыб….

Есть рыбы — любители одиночества, такие, как мурена или щука. Но большинство рыб ищет общества себе подобных.

Вместе косяки рыб собираются на кормежку или на нерест, на зимовку, вместе ищут приключений на путях больших и малых миграций. Общества бывают случайные и строго организованные. О первых из них, о стаях, никем не управляемых (и тем не менее не впадающих в анархию).

Очень плохо не иметь ни ответственного впередсмотрящего, ни опытного кормчего! Летчики много раз сочувственно наблюдали такую картину. Идет косяк рыб, стройный, как походная колонна. Вдруг передовые, что-то затеяв, начинают поворот и никак не могут остановиться (ведь скомандовать «прямо!» некому). В конце концов, увлекая за собой остальных, упираются в хвост колонны. В результате этого — косяк рыб замкнутое кольцо. Вертится стая рыб, вертится иногда часами и никак не может где-нибудь разомкнуться!

Даже если забыть о том, что последует после радостного  возгласа авиаразведчика:   «Есть  стая рыб!»,  — колесо  из  живой  рыбы  невольно  наводит  на мысль о  несовершенстве   рыбьей  организации,   и   нам,   рассматривать поведение животных как удач-, особления  к бытию, такая явная  «ошибка» может показаться странной, ость   по   понятным   причинам   издавна   при-изучается.

Leave A Comment

Top