Многим малькам в эту критическую пору жизни прозрачность помогает. Обеспечивает невидимость! Она свойственна и малькам камбал. В них, кстати сказать, больше «рыбьего», чем во взрослых. Нормально, симметрично сложены и быстры в движениях. Качества кстати: ведь поначалу надо жить в опасной толкучке верхних слоев — там планктон.

Подрастая, мальки, камбаленок становится тем, кем родился, и, словно со стыда за свою уродливость, опускается на дно. Большинство же личинок и мальков избирают для спасения жизни путь обычный: прячутся. Карповые мальки — подуст, голавль, елец, сырть — забиваются в щели под камнями.

Мальки кудрепера пережидает опасный свой возраст в хитросплетениях коралловых «кустов». Многие мальки держатся на мелководье, почитая эти места недосягаемыми для хищника. Однако кто видел, как разбойничает щука, ползком пробираясь там, где, как говорится, воробью по колено, посочувствует мечущимся малькам…

Бывают случаи весьма странных «пряталок» — этих отнюдь не детских игр. Мальки пикши, мерланга, трески находят желаемый покой под колоколами медуз. И не так мало подражателей этому примеру.

Кое-кто из окунеобразных тоже живет под медузами, например, мальки ставрид и каранксов. Иные мальки забираются даже внутрь сифонофор и оболочников! Сифонофора физалия, например, с удовольствием употребляет в пищу укрывающихся у нее рыб-пастушков (номеусов), и тем приходится здорово ловчить, чтобы не вносить за постой столь дорогой платы.

Leave A Comment

Top