Лет десять назад американец Робб смоделировал особый дыхательный аппарат похожий на жабры. Это был резиновый фильтр, очень тонкий и со столь мелкими отверстиями, что сквозь них не могли протиснуться крупные молекулы содержащихся в воде веществ.

И сама вода просачивалась очень понемногу, а растворенный в ней кислород — даже с большой легкостью, ведь его молекулы крохотные. Использовав фильтр как стенку, Робб изготовил подводный домик для золотистого хомячка, и этот забавный зверек стал первым акванавтом, дышавшим по способу рыб. Он прекрасно себя чувствовал в подводном жилье, хотя там все-таки «капало».

Природные жабры много сложней изобретенных Роббом. На выпуклой стороне четырех пар жаберных дуг живут, напрягаясь и волнуясь, подобные длинным ресницам, омываемые водой нежнейшие жаберные лепестки. Их красный цвет — от крови, почти обнаженной. Кровеносные сосуды покрывают лишь маленькие тончайшие мембранки жабр.

Они выхватывают из потока воды молекулы кислорода, которыми кровь тотчас же жадно насыщается. Эти чудесные жабры успевают еще выбросить в уходящую воду молекулы углекислого газа.

Внутренняя сторона жабр — это особого рода фильтр, удерживающий разнообразные частицы и пищу. Каждая дуга усажена жаберными тычинками, достаточно крепкими, чтобы управляться с твердыми предметами.

По-видимому, жабры обладают способностью распознавать вкус: несъедобное пропустят к  выходу в  жаберные  щели,  а  съедобное  оставят  в глотке. Если случайно попавший в рот никуда не годный кусок слишком велик и не проходит сквозь  тычинки, рыба раздвинет жабры, и он проскочит между ними.

Собственно, жабры — это все, чем может рыба как-то обезопасить себя от вредоносных промышленных примесей  (и  не  всех,  разумеется).

Судак,  чьи  жабры  отличаются особой ювелирной тонкостью и просто-таки нежностью,  вынужден  хватать  муть,  ведь  не дышать он не может. Причем, если вода бедна кислородом, судак дышит чаще   и энергичнее,   чтобы   пропустить больше воды сквозь жабры.  Резкий поток острых и клейких   частиц   ударится   в   мембранки   лепестков — будут раны — ив  конце    концов    залепит    всякой дрянью   лепестки.   И   «уснул»   судак,   и   понесло   его течением…

На небольшой реке, когда ее взбаламутит стадо коров, приезжий рыболов может легко разведать место, где держатся голавли: пойдет вниз по течению и увидит рыб, всплывших к самой поверхности. Жабры у голавлей тоже весьма чувствительные, оттого приходится им держаться там, где муть успела осесть.

У многих сомов, амиевых и еще кое у кого голая кожа или даже слизистая рта и кишечника активно усваивают кислород из проглоченного рыбой воздуха. А у сомов из рода клариас особый «древовидно разветвленный наджаберный орган» заменяет легкое. Наконец, у двоякодышащих рыб — настоящие жабры-легкие.

Leave A Comment

Top